Недавние посты

КС РФ:нынешняя редакция ст.116.1 УК РФ о побоях не обеспечивает эффективной защиты домашнего насилия


Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ ст. 116.1 Уголовного кодекса в связи с жалобой гражданки, которая неоднократно подвергалась побоям со стороны брата.

В 2018 году брат заявительницы был привлечен к административной ответственности за побои, а в мае 2019 года – к уголовной ответственности за повторные побои. Позднее, в октябре 2019 года, имея неснятую и непогашенную судимость, он вновь нанес побои сестре. Тем не менее это было квалифицировано как административное правонарушение. Попытка добиться уголовного наказания по ст. 116.1 УК РФ, которая применяется в случае, если виновный ранее был подвергнут административному наказанию за побои, не увенчалась успехом. Принимая решение о привлечении к административной, а не уголовной ответственности, судья исходил из того, что нанесение побоев в октябре 2019 года имело место после истечения периода, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию (согласно ст. 4.6 КоАП это срок со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления).

По мнению заявительницы, ст. 116.1 УК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку не обеспечивает эффективной защиты от домашнего насилия и не позволяет привлечь к уголовной ответственности за побои (при отсутствии признаков, указанных в ст. 116 данного Кодекса) лицо, имеющее неснятую и непогашенную судимость по оспариваемой статье.

Исследовав материалы дела, Конституционный Суд РФ поддержал заявительницу и признал ст. 116.1 УК РФ неконституционной. При этом он отметил следующее.

Дифференцировав публично-правовую ответственность за нанесение побоев в зависимости от их совершения впервые или повторно, федеральный законодатель не должен был игнорировать состояние предшествующей судимости за это деяние, поскольку она объективно свидетельствует о повышенной общественной опасности такого насилия и лица, его причинившего. Однако в ст. 116.1 УК РФ ответственность установлена только для лиц, совершивших деяние в период, когда они считаются подвергнутыми административному наказанию. Истечение же данного периода означает оценку содеянного как административного правонарушения, причем впервые совершенного, даже если виновный имеет неснятую и непогашенную судимость по названной статье или за более тяжкое преступление, где побои выступают составообразующим признаком объективной стороны или ее составной частью. Между тем общественная опасность повторного – в связи с предшествующим привлечением уже не к административной, а к уголовной ответственности – нанесения побоев не может оцениваться как снизившаяся.

Статья 116.1 УК РФ не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой не обеспечивает соразмерную уголовно-правовую защиту права на личную неприкосновенность и права на охрану достоинства личности от насилия в случае, когда побои нанесены или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, совершены лицом, имеющим судимость за предусмотренное в этой статье или аналогичное по объективным признакам преступление, ведет к неоправданным различиям между пострадавшими от противоправных посягательств, ставит лиц, имеющих судимость, в привилегированное положение по отношению к лицам, подвергнутым административному наказанию.

Федеральному законодателю надлежит внести в Уголовный кодекс РФ необходимые изменения и установить дополнительный компенсаторный механизм для потерпевших, в делах которых – с момента вступления в силу рассматриваемого постановления КС РФ и до введения в действие вытекающих из него законодательных изменений – ст. 116.1 УК РФ будет применена в том аспекте, в котором она признана не соответствующей Конституции РФ.

Исходя из принципа недопустимости обратной силы закону, устанавливающему более тяжелую ответственности, данное постановление не может быть использовано для пересмотра дела заявительницы, но, как указал КС РФ, она имеет право на обращение в суд за компенсацией (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2021 г. № 11-П).